Образовательный портал Claw.ru
Всё для учебы, работы и отдыха
» Шпаргалки, рефераты, курсовые
» Сочинения и изложения
» Конспекты и лекции
» Энциклопедии

"Что общество? - пишет Блок знакомому, Э.К. Метнеру - Никто не знает, непочатая сила. Человеческая и, в частности, русская душа-все та же красавица.

Ублюдки, пользуясь ее дремотой, выкрикивают непристойности, но, право, она их не слышит, или-воспринимает сонным сознанием, где все кажется иным, поганый карла кажется благообразным "благородным отцом"19.

Стихотворение "На железной дороге" (1910) - тоже история души, не смогшей "стряхнуть" с себя сон и насмерть убаюканной безрадостной "колыбельной" уныло повторяющихся будней:

Вагоны шли привычной линией,

Подрагивали и скрипели;

Молчали желтые и синие;

В зеленых плакали и пели.

В критике отмечалось несомненное родство этого стихотворения со знаменитой некрасовской "Тройкой" ("Что ты жадно глядишь на дорогу..."). Но важнее, пожалуй, помнить другое. Среди символистов к подобному сюжету тяготел не один Блок. Его старший современник К. Д. Бальмонт за семь лет до появления блоковского стихотворения писал в статье о Некрасове: "Бесконечная тянется дорога, и на ней вслед промчавшейся тройке с тоскою глядит красивая девушка, придорожный цветок, который сомнется под тяжелым грубым колесом".

В этом пересказе "Тройки" Бальмонт явственно приоткрыл "родословную" собственного стихотворения "Придорожные травы":

Спите, полумертвые, увядшие цветы,

Так и не узнавшие расцвета красоты,

Близ путей заезженных взращенные творцом,

Смятые невидевшим тяжелым колесом...

Вот, полуизломаны, лежите вы в пыли,

Вы, что в небо дальнее светло глядеть могли,

Вы, что встретить счастие могли бы, как и все,

В женственной, в нетронутой, в девической красе.

Спите же, взглянувшие на страшный пыльный путь,

Вашим равным-царствовать, а вам - навек уснуть,

Богом обделенные на празднике мечты,

Спите, не видавшие расцвета красоты.

По мнению критики, это одно из лучших произведений Бальмонта, и все же в нем преобладает символистское отвлечение от реальной действительности, замена конкретных событий и судеб их условными знаками.

Об этом "проклятии отвлеченности", когда "утрачены сочность, яркость, жизненность, образность, не только типичное, но и характерное", писал Блок по поводу своей пьесы "Песня Судьбы" (VIII, 226-227).

Теперь же демонический образ Фаины из "Песни Судьбы", тоскливо ждущей некоего символического "жениха", сменился у него "характерной" и в то же время "типической", житейски обыденной и вместе с тем полной высокого драматического накала фигурой героини нового стихотворения.

Обыкновение провинциальных жителей выходить посмотреть на проходящие поезда превращается у Блока в символ пустоты существования, попусту пропадающих сил. Нехитрые радости и упования простодушной девушки ("быть может, кто из проезжающих посмотрит пристальней из окон...") перекликаются с жаждой иной, осмысленной, разумной жизни, которой томится и сам Блок, и все лучшее в стране и народе. Но все эти ожидания - напрасны:

Вставали сонные за стеклами

И обводили ровным взглядом

Платформу, сад с кустами блёклыми,

Ее, жандарма с нею рядом...

Рядом с Фаиной существовал таинственный Спутник, "огромный, грустный", усталый, с трудом сохраняющий власть над этой мятущейся женской душой, во многом олицетворяющей Россию.

Рядом с девушкой из нового стихотворения - прозаический жандарм, куда более реальный спутник русской жизни, русского пейзажа, русской судьбы.

"Везде идет дождь, везде есть деревянная церковь, телеграфист и жандарм" (V, 405), - писал Блок о русских станциях, возвращаясь из Италии.

Так в частной судьбе проступают глубоко трагические черты времени.

Жизнь остается глуха и к простодушным надеждам провинциалки и к порывам знаменитой актрисы, которой посвящено стихотворение "На смерть Комиссаржевской":

Пришла порою полуночной

На крайний полюс, в мертвый край.

Не верили. Не ждали. Точно

Не таял снег, не веял май.

Не верили. А голос юный

Нам пел и плакал о весне...

.   .   .   .   .   .   .   .

Но было тихо в нашем склепе,

И полюс - в хладном серебре.

Какой-то катастрофой, по замыслам Блока, должен был завершиться в поэме и путь блуждающего по улицам Варшавы - "страшного мира" - сына, который "не свершил... того, что должен был свершить".

И лишь в последнем звене рода "едкая соль" предшествующих отрицателей выжжет черты бесплодного скепсиса, пассивности.

В эпилоге "Возмездия", по замыслу поэта, должен был быть изображен растущий ребенок, уже повторяющий по складам вслед за матерью: "И я пойду навстречу солдатам... И я брошусь на их штыки... И за тебя, моя свобода, взойду на черный эшафот" (111, 299). Лишь он, как писал Блок в предисловии к поэме, "готов ухватиться своей человечьей ручонкой за колесо, которым движется история человечества" (III, 298).

Русская жизнь рисуется перед поэтом во всех своих грозных "готовностях", чреватая теми бурями и потрясениями, которые Блоку было суждено увидеть наяву и которые были им прозорливо угаданы:

Не всякий может стать героем,

И люди лучшие - не скроем -


Рекомендуем скачать другие рефераты по теме: сочинения по русскому языку, сочинение 3, зимой сочинение.


Категории:




Предыдущая страница реферата | 25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35 |


Поделитесь этой записью или добавьте в закладки

   



Рефераты от А до Я